Когда и как зародился тренд на бабочек

В этом сезоне дизайнеры увлеклись энтомологией, особое внимание уделив самым изящным и красочным представителям царства насекомых – лепидоптерам, то есть бабочкам. Оно и понятно, ведь прочие жучки-паучки не всегда вызывают эстетический восторг у модниц. Полюбоваться «ожившими цветами», как называли их древние римляне, можно в весенне-летних коллекциях таких дизайнеров, как Mary Katrantzou, Luisa Beccaria, Vivetta, Naeem Khan и Zang Toi. Но тенденция эта не нова, тренд на бабочек «летает в воздухе» уже целое десятилетие, не теряя актуальности, а приобретая новые характерные черты. Очевидный пик популярности тренда пришелся на весенне-летний сезон 2011 года, когда чешуекрылые насекомые появляются в коллекциях Blumarine, Marc Jacobs, Alexander McQueen, John Galliano, Gwen Stefani, Loewe, Carlos Miele. В последующие годы бабочки все больше встречались в качестве украшений или декоративных элементов, особенно это заметно по сезонам 2013 и 2014 годов, главными трендсеттерами такого прочтения выступили Ungaro, Roberto Cavalli, Lanvin и Prada. А вот в роли стилеобразующего элемента всей коллекции триумфально вернулись в этом сезоне.

Главным образом бабочки в гардеробе присутствуют в качестве принтов. Что характерно, они не изображают конкретные биологические виды, а являются неким условным представлением о бабочках. Дизайнеры предлагают сам образ порхающего, почти эфемерного создания, ассоциируя его с хрупкостью и женственностью. А вот Джиамбаттиста Валли и Алексис Мейбиль в своих кутюрных коллекциях использовали другой подход, окружив моделей множеством бабочек.

В этой коллекции весенне-летнего сезона 2014 года у Alexis Mabille женщина в древнегреческих одеяниях словно возведена в ранг самой богини природы, повсюду сопровождаемой своей преданной порхающей свитой. Но и здесь дизайнер не ставил перед собой задачи передать видовую идентичность хрупкокрылых насекомых, а создал схематичных бабочек словно вырезанных из бумаги.

Но не во всех принтах бабочки узнаются с первого взгляда. Многократно увеличенный рисунок крыльев, словно увиденный под микроскопом, не меньше полюбился дизайнерам при создании тканей. В весенне-летнем сезоне 2011 года этот прием использует Blumarine, на нем держится вся осенне-зимняя коллекция 2018 года бренда Alexander McQueen, в новом сезоне эта тенденция нашла отклик у Naeem Khan.

Настоящей квинтэссенцией обращения дизайнеров к миру насекомых стало превращение женщины в бабочку. Эта глубокая игра в смыслы отсылает к идее метаморфозов и перерождения в природе, подобно тому, как сама бабочка проходит за свою короткую жизнь несколько циклов, изменяясь до неузнаваемости. Истоки такого прочтения стоит искать в ювелирном искусстве эпохи модерна. Женские образы с крыльями бабочек и стрекоз не раз воплощали в своих творениях главные конкуренты того времени Рене Лалик и Луис Комфорт Тиффани.

У Bibian Blue и Luly Jung платья полностью состоят из множества крупных крыльев, ассиметрично наслаивающихся друг на друга и порхающих во время движения.


Жан Поль Готье со свойственными ему страстью и экстравагантностью, вдохновившись идеей, просто не мог не поддаться искушению и не удариться в крайность.

Помимо того, что все его кутюрное шоу 2014 года кричит буйством красок, блестит и переливается, напоминая скорее постановку в кабаре, так и на обилие бабочек он не поскупился. А заключительным аккордом стало появление на подиуме королевы бурлеска Диты Фон Тиз, именно она окончательно перевоплотилась в бабочку Морфо. И не случайно, согласно легенде коренных жителей Амазонии, Морфо Пелеида является посланником небес на землю.

Особое место бабочки занимали в творчестве Александра Маккуина. Этот лейтмотив продолжает развиваться в коллекциях бренда и после его ухода дизайнера из жизни. В осенне-зимнем сезоне 2006/2007 один из финальных образов был дополнен бабочками, сидящими на плече и на голове модели, самая крупная из них – Сатурния.

В 2008 году дизайнер создает специальную коллекцию, посвященную Изабелле Блоу, которая и открыла миру талант Маккуина. Многие годы она отдавала предпочтение фантазийным шляпам работы Филиппа Трейси, и этот раз не стал исключением, именно он создал головные уборы для этого показа. Несколько конструкций были усыпаны множеством трепещущих бабочек Монархов, этот вид и в природе ведет исключительно коллективный образ жизни, облепляя деревья.

Весенне-летняя коллекция 2011 года стала первой для Сары Бертон в качестве арт-директора бренда, но в ней она реализовала последние идеи модельера. Одной из них было скульптурное платье, полностью созданное из сотен крылышек Монархов в натуральную величину.

В 2012 году выходит лимитированный выпуск платков бренда в сотрудничестве с Дэмьеном Херстом, который также многократно использовал в своих работах насекомых, создавая из них коллажи в технике ассамбляж. В совместном проекте были представлены шелковые каре с оптическими рисунками в виде черепов и таких бабочек, как Бражник мертвая голова, Морфо, Махаон и других инсектов. Центральной темой для художника всегда была эстетизация смерти и бренность жизни, эту мысль он передал при помощи своих сложных изображений.

В 2016 году она вновь обращается к излюбленной теме и демонстрирует принты, в которых объединены часы и бабочки, символизируя скоротечность времени и хрупкости красоты. В 2018 году Сара Бертон, в очередной раз воздавая дань уважения ушедшему кутюрье, построила всю осенне-зимнюю коллекцию вокруг идеи об обретенном Эдеме, где порхает множество бабочек.


Комментарии


Новости партнеров