О том, как «плохая шутка» вскрыла мизогинию в самых светлых головах российской журналистики

Телеграм бурлит: главного редактора Meduza Ивана Колпакова обвиняют в «неподобающем поведении» (читаем – в харассменте). Колпаков покидает свой пост, но на время или навсегда – решит совет директоров. Исполняющей обязанности главного редактора становится Галина Тимченко – основательница и генеральный директор издания в одном лице.

Не до конца ясно, что случилось, но самая популярная версия такова: на корпоративной вечеринке Колпаков приставал к жене другого сотрудника редакции. «Мне за это ничего не будет», – сказал главред по словам очевидцев, но потом все произошедшее он назвал «плохой шуткой». На следующей неделе муж этой женщины пришел на редколлегию и рассказал о случившемся. Против Колпакова выступила женская часть редакции, как результат – его самоустранение, пост Тимченко на фейсбуке и глобальный медиаскандал.

Скромные подробности корпоративной тусовки – пока это все исходные данные, и они вновь ставят старые вопросы о главном. Было или не было? Верить или не верить? Простить или наказать, и если наказать – то как сильно?

Ситуация удивительна еще и тем, что Meduza – прогрессивное либеральное СМИ, редакция которого последовательно выступает против харассмента. Журналисты освещали все подробности «харвигейта». Редакция одной из первых объявила бойкот Госдуме из-за сексуальных домогательств к журналисткам депутата Слуцкого. На сайте есть множество материалов, посвященных острой проблеме. Один из них – фирменные «карточки» – задает вопрос: «Ко мне пристает начальник. Что делать?» И отвечает: «Идти в суд».

Реакция на обвинения, как всегда, оказалась неоднозначной. Колпаков репостнул запись Тимченко, и в комментариях – одно сочувствие. «Держись», «Все будет хорошо», «Сил Вам» –вот что пишут сопереживающие. Коллеги по цеху на своих страницах оказались многословнее. «Колпаков – русский Харви Вайнштейн?» – спрашивает Сергей Минаев, вероятно, забыв историю с Леонидом Слуцким. «Сама эта ситуация вызывает у меня лично лишь сочувствие. И к женщине, которая решила, что ее грязно домогаются. И к Ване Колпакову, милейшему и талантливому человеку…» – пишет в своем телеграм-канале Антон Красовский. «Иван Колпаков – один из самых приличных и порядочных людей в плане отношений к женщинам из всех, с кем я сталкивалась в этой жизни», – комментирует произошедшее журналистка Мария Баронова.

Эта реакция, увы, предсказуема: выгораживать человека, ссылаясь на его личные качества, как это делает Красовский, или на собственный опыт общения с ним, как Баронова, – обычная практика. «Презумпция невиновности – хороший принцип, и я его разделяю, – говорит Ирина Изотова, кандидат философских наук, автор и соорганизатор фестиваля о гендерном равенстве Moscow FemFest. – Человек невиновен, пока его вина не доказана. В случае с «Медузой» ситуация интересная и даже патовая. Это издание возглавило медийную критику харассмента в Госдуме. Поэтому, думаю, что какие-то санкции к Колпакову будут применены даже если прямых доказательств его виновности не будет. Иначе «Медуза» рискует репутацией. Харассмент недопустим. К сожалению, многим достаточно «продвинутым» людям по-прежнему не хватает чутья и осознанности для того, чтобы распознать грань допустимого. К сожалению, ошибка главреда (если она была) сделала издание уязвимым».

Как все это стало возможным? Ответ прост: только в патриархальной картине мира мужчина (очевидно, нетрезвый, но утверждать не будем) может трогать жену коллеги и бравировать, что «ничего ему за это не будет». Попробуйте представить ситуацию наоборот: на корпоратив пришла та самая жена, выпила пару бокалов шампанского и схватила главреда Meduza за причинное место. Получается? У меня не очень.

Хамские реплики в сторону женщин – еще одна излюбленная игрушка патриархально настроенных мужчин. Нет, Колпаков тут ни при чем. За него их сделал Марк Шейн. Журналист решил пошутить и написал в твиттере следующий текст: «Лапнул бабу за сиську по пьяни, что делать? 10 карточек. Партнерский материал с депутатом Слуцким». Эта шутка из твиттера прекрасно демонстрирует истинное отношение некоторых «прогрессивных» мужчин к женщинам: слово «баба» им кажется чем-то привычным, чем-то обычным и вовсе не унижающим чужое достоинство.

Meduza, кстати, с подобной проблемой уже однажды столкнулась. В 2015 году редакция обратилась к журналистке Белле Рапопорт с просьбой составить карточки для материала «Как не быть сексистом в России». Свои впечатления о сотрудничестве Белла описала в материале на сайте Colta.ru.

«Получив вопросы, я удивилась, – написала Рапопорт. – Кто оплачивает обед в ресторане? Стоит ли уступать женщинам место в транспорте? Надо ли подавать пальто? У нас ситуация очень плачевная: сексуальное и физическое насилие над женщинами при почти полном отсутствии правовой защиты от этого насилия, неуважение к женским высказываниям и деятельности, тотальная объективация (восприятие женщины исключительно как объекта для удовлетворения сексуальных или бытовых потребностей). И последнее, о чем думаю я (как и многие другие феминистки) в этой ситуации, – это кто кому подает пальто и отодвигает стул».

Карточки вышли на сайте. Публикуя материал в твиттере и «ВКонтакте», Meduza позволила себе весьма спорные подводки. «Мужики, тут инструкция, как не обижать телочек», – написал SMM-менеджер. Иван Колпаков, впрочем, главным редактором сайта тогда не был, но дело не в этом: редакция продвинутого издания не увидела ничего оскорбительного в слове «телочки». И не видит до сих пор: твит цел и невредим.

Харассмент – лишь частный случай насилия над женщинами, и о масштабах катастрофы приходится только догадываться. Особенно на фоне закона о декриминализации побоев в семье: теперь избиение жены мужем трактуется как административное правонарушение, а наказание за него – штраф в пять тысяч рублей. Колпаков, конечно, никого не бил и не насиловал, но мотивом его действий служит примерно то же самое: обыкновенная мизогиния, самое банальное неуважение к женщинам. Если так может вести себя профессиональный журналист, главный редактор прогрессивного издания,  то что в головах у других мужчин?

Если его вина будет доказана и совет директоров решит, что Колпакова нужно уволить, это решение будет справедливым: никто не должен остаться без наказания. Мы не можем нарушать границы других людей, мы не можем упиваться чувством собственной власти, и – что главнее всего – не можем иронизировать над сложными темами.


Комментарии


Новости партнеров