Историк спортивной одежды, журналист, блогер и автор бестселлера «Кроссовки. Культурная биография спортивной обуви» Екатерина Кулиничева рассказала Marussia.ru о том, какое fashion-шоу имеет самую большую аудиторию в мире, о дизайнерских приемах в олимпийской форме и недопустимости политической агитации, о глобальной популяризации спортивного стиля и о том, почему она сама не коллекционирует кроссовки.

Недавно была представлена официальная спортивная форма сборной Италии для летней Олимпиады в Токио. Какие интересные элементы дизайна вы бы выделили?

Да, это первая ласточка. На самом деле, еще рано — Олимпиада в Токио только следующим летом, и массово все начнут показывать новую униформу, думаю, в будущем году. Вот тогда начнется настоящий fashion-марафон, как это бывает перед каждыми Играми. Вилли Богнер, чей бренд делал униформу для сборной Германии, как-то назвал олимпийские церемонии открытия главным fashion-шоу в мире для аудитории в миллиарды человек — и по-своему он прав. Что касается Армани, пока он показал только спортивные костюмы — такой тизер будущей олимпийской коллекции. Это только одна маленькая часть олимпийского гардероба. Вообще там может быть пара сотен вещей самого разного назначения от костюмов для встречи с главой государства и парадной униформы до плавок и шлепок. Армани обычно также делает отдельную парадную униформу для церемонии открытия, но ее могут вообще не показать публике заранее и предъявить миру только на самой церемонии. Так делают довольно часто.

Что касается этих спортивных костюмов, они интересные. Видно, что Армани понимает, с чем он работает. Олимпийская униформа — особый жанр, у нее свои традиции и свои правила. Просто с позиции модных трендов ее оценивать нельзя, хотя они тоже, конечно, влияют на дизайнеров. Например, у этих костюмов Армани есть такой круглый декоративный элемент спереди в цветах национального флага Италии. Я думаю, этот элемент еще получит свои недоумевающие комментарии в социальных сетях. Но на самом деле это очень умный ход. Так Армани обыгрывает олимпийскую традицию отдавать дань стране-хозяйки Олимпийский игр: это японское восходящее солнце, сделанной в цветах итальянского флага. Кроме того, в обзорах писали, что шрифты для надписей на униформе также будут сделаны в азиатской стилистике. Этот дизайн-прием имеет очень долгую историю, но в последние годы им не часто пользуются, а жаль.

Также вы писали (подсмотрено на Facebook) о том, что на форме присутствуют надписи-девизы и фрагменты текста гимна, но в то же время они запрещены. Почему их не разрешено использовать и почему в таком случае Оргкомитет допускает запрещенные приемы?

Думаю, потому что это не считается серьезным нарушением. Главная задача правил и предписаний, касающихся костюма на Олимпийских играх — не допустить лишней рекламы и политической агитации. Вот с этим там очень строго, и то, и другое сегодня под запретом. Простые зрители этого не видит, но на самом деле ведутся упорные войны за размер логотипов производителей формы и разрешенные места их расположения. Производители потихоньку отвоевывают себе всё больше, но это происходит очень медленно. В этом смысле олимпийская униформа — почти как военная. И сделать принт из логотипов там пока нельзя, и неважно, насколько это модно. На строчки национального гимна, видимо, закрывают глаза. Но такие надписи, тем не менее, всегда прячут туда, где их не будет видно, если специально не посмотреть — например, на подкладку или внутрь кармана.

Когда были приняты действующие сегодня стандарты по дизайну форм национальных сборных для Олимпиады?

Эти стандарты складываются уже больше ста лет. Современные Олимпиады возродили в 1896 году, а первые прописанные правила насчет экипировки появились уже в 1908-м. Это самое-самое начало современной олимпийской истории. Понятно, что за эти годы накопился большой комплекс традиций и наследия — но он довольно гибкий во многих вопросах. Например, специальную парадную униформу можно делать, можно не делать — но в основном все, конечно, делают. Формы она тоже может иметь очень разные — экспериментов в олимпийской истории было много.

Если говорить в целом, на олимпийский костюм в XX веке довольно сильно влияла мировая политика — например, обретение колониями независимости. Благодаря этому Олимпиады видели много экспериментов с национальными и этническими мотивами в костюме. Плюс приход телевидения и разрешение коммерческого спонсорства. Сегодня по правилам один и тот же дизайн может жить только четыре года — одну летнюю Олимпиаду и одну зимнюю, потом надо делать новый.

Какие еще бренды, помимо Giorgio Armani, принимают участие в создании форм национальных сборных для Олимпиады в 2020 году?

Это станет понятно, только когда начнут показывать коллекции.

Почему к созданию формы привлекают fashion-бренды, а не только производителей, специализирующихся на спортивной одежде?

Тут надо сначала договориться, о какой именно форме мы говорим. Как я уже сказала выше, олимпийский комплект униформы у больших команд с амбициями очень обширный. Тому, кто не следит за этом специально, легко и запутаться. То, в чем спортсмены соревнуются, делают, конечно, спортивные бренды с соответствующей специализацией. А вот парадную униформу или то, в чем спортсмены ходят по олимпийской деревне, делают и спортивные бренды, и fashion— собственно, почему нет? У мира fashion могут быть интересные идеи. На самом деле вариантов много. Иногда производит униформу спортивный бренд, но над дизайном работает человек из мира «большой моды», как в тандеме Стеллы Маккартни и Adidas, которые одевали сборную Великобритании. В 2012 году Стелла даже оказалась из-за этого в неприятной ситуации: тогда парадную униформу почему-то заказали кому-то другому, она была своеобразная и не всем в Великобритании понравилась, а бренду Маккартни пришлось даже выпускать специальное заявление: мол, дорогая публика, это не наша работа, мы делали другую часть комплекса униформы.

Когда форма стала унисексной и какие события этому поспособствовали? Ведь изначально женщины принимали участие в соревнованиях в юбках, приоткрывающих щиколотки и в туфлях на небольших каблуках, но все же на каблуках?

Во-первых, смотря что мы понимаем под унисексом. Во-вторых, смотря какие женщины, когда и в каких соревнованиях. Пловчихи же не плавали в юбках и на каблуках, как вы понимаете. В целом, вы правы, женщинам пришлось побороться за удобную одежду для занятий спортом — но это тема для отдельного разговора. В случае с Олимпийскими играми, да и современным спортом вообще обобщать на самом деле очень сложно. Даже сегодня далеко не всегда спортивная форма и правила насчет нее одинаковы для мужчин и женщин, есть масса обратных примеров. Скажем, в случае с парадной униформой до сих пор мужчинам часто делают брюки, а женщинам — юбки или платья, а на ноги – каблуки. Женщины в теннисе играют в основном в платьях, а мужчины — в шортах. В фигурном катании брюки для женщин долго были под запретом, его отменили совсем недавно, а в отдельных видах до сих пор каждый год решают, можно или нет. Даже тогда, когда спортивные вещи похоже внешне, они могут — или в идеале должны — иметь разный крой, как игровая футбольная униформа, которую девушкам в идеале шьют по другим лекалам.

Над созданием олимпийских форм в разное время работали Шанель, Пьер Карден, Ив Сен Лоран в 1960-м году. Есть ли вероятность сегодня обнаружить в продаже эти раритеты?

Вероятность есть всегда. Даже новые яйца Фаберже вроде бы находят. Но прежде чем искать, я бы советовала проверить, действительно ли интересующий вас модельер или бренд делал что-то для Олимпийских игр — а если да, что именно это было? Далеко не все, что пишут по этому поводу в интернете — правда. Очень много мифов и путаницы. Например, в рунете склонны приписывать едва ли не всю советскую олимпийскую униформу подряд Вячеславу Зайцеву. Он действительно немало работал со спортом, в частности, с фигуристами, но ко многим олимпийским коллекциям, которые на него зачем-то записывают, не имел, насколько я могу судить, никакого отношения. Например, очень известный комплект с дубленками и павлово-пасадскими шалями 1984 года – это работа модельеров из Дома моделей спортивной одежды.

Стало ли олимпийское движение одной из той культурных практик, повлиявших на популяризацию кроссовок вне спорта? И какие спортсмены-олимпийцы оказали наибольшее влияние на этот процесс?

Кино, музыка и субкультуры в целом сыграли, на мой взгляд, более заметную роль. Но в истории кроссовок, конечно, есть важные эпизоды, связанные с Олимпийскими играми — например, Black Power salute Джона Карлоса и Томми Смита на Олимпийских играх 1968 года. Без этого эпизода ни одна история кроссовок не обходится.

Можно ли считать легитимизацию кроссовок в повседневной жизни, состоявшейся с того момента, когда их стали производить не только бренды, ориентированные на спорт, но и консервативные дома моды?

Можно. На мой взгляд, это был один из самых значимых моментов, да.

Можно ли назвать феномен такой повальной популярности кроссовок итоговым этапом демократизации моды?

Этапом — конечно. А вот насчет итогового — я бы не стала. Изменения моды — это как шоссе с двусторонним движением. Всегда параллельно тому, что мы обычно называем демократизацией, есть обратное движение — назовем его ре-актуализацией консервативного. И часто чем быстрее едут по одной полосе — тем быстрее едут и по другой. Хотя есть большой вопрос, насколько streetwear в его современном виде – на самом деле демократичная мода? Во многих аспектах это совсем не так. А коллекционирование кроссовок, например, — сегодня уже совсем не демократичное хобби.

Какие модели текущего сезона могут претендовать на то, что станут коллекционной ценностью и со временем не потеряют в цене? По каким критериям это можно предположить?

Что со временем не потеряет в цене, точно сказать невозможно, особенно если брать по-настоящему долгий срок. Даже доллар и другие стабильные валюты вроде бы падают иногда, а золото может дешеветь. Можно легко упустить момент, когда надо было продавать — и потерять деньги. Можно купить переоцененную вещь и т. д. Все как с другими товарами и рынками такого типа. Тем более, что кроссовки на самом деле сложно хранить долго, потому что современные материалы подошв очень капризны и разрушаются, когда их не носишь. Что касается самых дорогих моделей на текущий момент, то платформы, которые продают кроссовки на вторичном рынке, регулярно делают такие подборки, прицениться можно там или на популярных сайтах вроде Complex или Highsnobiety. Но я лично не покупаю кроссовки в качестве инвестиции, поэтому не парюсь по этому поводу и выбираю сердцем.

А сколько кроссовок лично у вас?

Если не брать кроссовки для тренировок, у меня 12 или 13 пар. Все спортивных брендов.Для меня это довольно много — я люблю интересные вещи, но ратую за умеренное осознанное потребление и стараюсь не обрастать слишком большим их количеством. Иногда бывает сложно устоять и часто по поводу кроссовок я веду с собой сложные внутренние переговоры. К счастью, мне не нужно иметь все вещи мира, чтобы быть счастливой — стараюсь об этом не забывать. Еще важный момент: я все ношу. А коллекция — это все-таки то, что ты ставишь на полку и любуешься. У меня не коллекция, а гардероб. Так что мой ответ, наверно, мог вас разочаровать, если вы ожидали услышать цифру вроде 200.

Какие модели вы приобрели за последнее время?

Пару низких Nike Air Force 1 в расцветке, которая посвящена витражам и сводам средневековых готических соборов. Очень красивые кроссовки, и это в принципе одна из моих любимых моделей, удобные и ноские. Белые кеды c молнией из коллекции Vans, посвященной Дэвиду Боуи. И пару ASICS Gel-Saga, выпущенную вместе с японским иллюстратором Yu Nagaba— очень по-японски красивые, а также фантастически удобные кроссовки, буквально как тапочки. По этому списку, думаю, понятно, что я люблю тематические кроссовки про историю и культуру.



Комментарии


Новости партнеров