Как прошел показ дебютной коллекции Эди Слимана для Celine

Если бы я составлял рейтинг самых ожидаемых показов сезона, его «золото» досталось бы показу дебютной коллекции Эди Слимана для Celine. Январское назначение французского дизайнера было сродни разорвавшейся бомбе, ведь Эди – персона неоднозначная. Именно он в 2012 году выкинул Yves из названия бренда Saint Laurent и нарвался на гнев поклонников бренда. Все четыре года работы на Модный дом дизайнер упорно упаковывал моделей в черные скинни, кожаные мини-юбки и прочий гранж, который с Yves Saint Laurent никак не вяжется.

Перед этим с 2000 по 2007 год Эди работал на Christian Dior Monsieur, который под его руководством изменил имя на Dior Homme. Там творчество дизайнера принимали благосклоннее. «Я похудел на 40 килограммов, чтобы носить костюмы от Эди Слимана», – признавался известный сноб Карл Лагерфельд. Гранжевая эстетика, глэм-рок и героиновый шик стали почерком Эди, которым он пишет модные коллекции, где бы ни работал. Именно поэтому, когда руководство LVMH назначило его креативным директором Céline, публика насторожилась. Что будет с брендом? Сохранит ли Слиман достижения его предшественницы Фиби Файло или уничтожит?

Это я – ЭдичкаGettyImages.ru
Saint Laurent SS13/Дэвид Боуи в костюме Dior Homme на премии CFDA Fashion Awards в 2005 году

Тут важно остановиться и рассказать немного про историю самого бренда. Céline появился в 1945 году и в начале своего пути занимался обувью для детей. Коллекция женской одежды появилась в 1960 году, и долгое время марка Селин Випианы была крепким середняком: звезд не хватала, но пожаловаться на отсутствие спроса тоже не могла. В 1996 году бренд перешел под контроль LVMH, а в 1997-м креативным директором стал американский дизайнер Майкл Корс. Он покинул компанию в 2004 году. Через четыре года – в это время царили Роберто Миничетти и Ивана Омажич – кресло креативного директора досталось британке Фиби Файло. С ее приходом Céline ожил и уверенно занял нишу марки для любительниц интеллектуальной моды. Одежда от Файло элегантна и изящна, она не затмевает свою обладательницу. Тонкий крой сменяет пышное украшательство, многослойность – страсть к обнажению, а интеллигентность – показную сексуальность, без которой нулевые годы представить невозможно. Сложную эстетику дизайнера многие считали исконным ДНК бренда, и в какой-то мере они действительно стали неразрывны. Ну или казались неразрывными – до тех пор, пока не пришел Эди.

Это я – ЭдичкаGettyImages.ru
Фиби Файло

Первое, что сделал Слиман на посту креативного директора бренда, – убрал аксант эгю из названия, изменил начертание и обнулил страницу в инстаграме. Накануне показа в парижской Le Figaro появилось его развернутое интервью, что само по себе удивительно: Слиман редко общается с журналистами. В тексте Эди честно признается: интеллигентной моды – той, что была при Фиби, – больше не будет. «Наши стили ярко выражены и противоположны друг другу, – считает он. – Все-таки мы не приходим на должность креативного директора Модного дома, чтобы копировать предшественников и тем более присваивать себе их достижения. Но и идти против всего, что уже было, тоже неверно. Это бессмыслица. Уважение заключается в том, чтобы сохранить целостность, признать, что и кому принадлежит, и достойно открыть новую главу».

Это я – Эдичка
Эди Слиман

Показ первой коллекции прошел в пятницу, 28 сентября, в парижском Доме Инвалидов – дворце в центре Парижа с 350-летней историей. В первом ряду – Катрин Денев, Леди Гага (давняя подруга самого Слимана), Карл Лагерфельд. Шоу задержали почти на полчаса, и те, кому не терпелось увидеть, как выглядит новый Celine, начали ерзать. Коллекция называлась La Paris Nuit («Парижская ночь») и состояла из нарядов, которые Слиман демонстрировал не раз: мини-платья, брюки-скинни, белые рубашки, черные галстуки, косухи, кожаные плащи и далее по списку – словом, все то, что он четыре года делал в Saint Laurent и что продолжает делать его преемник Энтони Ваккарелло.

Это я – ЭдичкаLegion-Media
Леди Гага на показе Celine

Разочарование – наверное, самое подходящее слово для модных обзоров, которые вышли в тот вечер. «Темное время в Celine, – написал Тим Бланкс, обозреватель The Business of Fashion. – Чувство времени Эди притупляется, но толпы «слиманьяков» в блаженном неведении все равно все сметут. Бренд, который раньше ассоциировался с непревзойденным чутьем того, что женщины хотят носить в каждый конкретный момент времени, стал похож на сгусток токсичной маскулинности». «Те, кто переживал, что дни моды для умных, взрослых, самодостаточных и элегантных женщин в Celine сочтены, оказались правы, – высказалась Ванесса Фридман, директор моды The NY Times. – Те, кто думал, что у Слимана не окажется другого видения для нового бренда, были правы не меньше». Французский Vogue не опубликовал фото с показа на главной странице сайта, а Diet Prada – самый честный инстаграм, посвященный моде, – выложил видео, склеенное из фрагментов модного шоу и фильма «Дьявол носит Prada». В нем всесильный главный редактор журнала Runway Миранда Пристли расстроенно поджимает губы.

Когда шум утих, стало ясно, зачем LVMH назначил Эди Слимана на пост креативного директора Celine. Так модный конгломерат сопротивляется усилению главного конкурента – группы компаний Kering, владеющей брендами Gucci, Bottega Veneta, Balenciaga и… Saint Laurent.

Продажи последнего – после того, как туда пришел Эди, – выросли больше чем вдвое. И немудрено, ведь коллекции Слимана легко продавать: черные пиджаки, костюмные брюки и кожаные косухи сочетаются со всем на свете и хотя бы поэтому нужны каждому. Что будет с поклонницами Файло? У них есть выбор, кому отнести свои честно заработанные: Люку и Люси Мейер в Jil Sander, Виктории Бекхэм, The Row. Только вот Celine в число любимых ими брендов, кажется, больше не входит.